В некотором далёком от концепции территориального разделения и политики уголке земли жил да был фиолетовый бегемотик. Звали его Аристарх Фёдор оглы. Жил он не тужил, пока одним крайне непримечательным утром за семейным завтраком отец не произнес: «Oğul ev yaradır. Mən sizin ana mağara istəyirəm araşdırmaq», что с бегемотикового переводится как «сын, ты уже взрослый мужчина и пора тебе найти свой дом». Аристарх было расстроенно чихнул, но увидев, какие угрожающие перемещения совершает волевая челюсть отца, покорно собрал все свои немногочисленные пожитки в узелок, чмокнул неуместно довольную мать в щечку, сел на велосипед и отправился в путь-дорогу.


Ехал он по горам, по долам, по зеленым лугам с выносливостью профессионального даунхиллера, как вдруг глядь – лес дремучий, а над кронами черный дым столбом валит. «Мусор чтоль жгут? – подумал Аристарх и начал крутить педали. – Неэкологичненько. Надо бы пояснить ребятам за мать-природу».


Зачинщиком дымных проделок оказалась дородная баба неопределенного возраста. Грузно переваливаясь с боку на бок, она довольно прытко перемещалась по полянке и собирала какие-то растения и корешки, бросая их в огромный чугунный котел, из-под которого и валил дым, окутывавший всю поляну плотным занавесом. Пах дым довольно странно: будто кто-то окунул полынь в бензин, поджег, а затем пока вы пытаетесь понять, для чего он это сделал, вдарил лопатой вам по носу.


– Здравствуйте, – вежливо поздоровался Аристарх.

– Здрасссьть, – недовольно буркнула та.

– А как вас зовут? А что мы тут делаем? А почему правила безопасности не соблюдаем? А если лесной пожар начнется? А варим что? А ингредиенты легальным путем добыты? – начал наступление не в меру активный бегемот.

Опешив от столь бурного потока вопросов, дама слегка переменилась в лице, неловко крякнув увеличилась в размерах, и с заботливой улыбкой психиатра спросила:

– Ты что, болезный?

– Нет, я Аристашка, но для вас просто Аристарх Фёдор оглы, – ответил бегемотик и широко распахнул ноздри, – а чем это пахнет?

– Отваром, – повела невесть откуда взявшейся в руке поварёшкой в сторону котла дама, – друид я. Настасьей звать.

– Ну дела, – удивленно чихнул Аристашка, – а от чего отвар-то?

– От соплей, прыщей и угрей, – принялась загибать пальцы Настасья, – от глистов, комаров и от блох да клопов. Тут она задумалась, но ненадолго:

– От неврологических, венерических, маразматических, – она начала загибать волосатые пальцы на ногах, – мистических, парапсихологических, политических… Глотнешь?

Аристарх задумчиво посмотрел на котел. Дым над ним сгустился и принял очертания лопаты.

– Знаете, что-то не хочется. Я лучше поеду, мне надо, эээ, в банк успеть до закрытия.

Откуда в лесу банк и зачем бегемоту в него идти, Аристарх не придумал.

– Ну и не надо, мне больше достанется, – обиделась друидша и вдруг заорала, – ПОНАЕХАЛИ! КАПИТАЛИСТЫ!


Но бегемотик её уже не слышал. Он колесил дальше вглубь магического леса и думал о чем-то своем, бесконечно прекрасном, глубоком и бегемотьем.

× Пришло новое сообщение