Очень мне понравилось как написано!


Дядя Миша-дворник вышел в четыре двадцать семь к мусорным бакам, опёрся двумя руками на метлу и стал задумчиво смотреть вдаль.

Я вышла в четыре двадцать восемь. Зажигалку с вечера забыла в машине, а спички кончились.

Моё бодрое «Здравствуйте!» было не совсем приветствием, скорее пояснением – я бородатых дядек на рассвете не боюсь.

– Не ори, – сурово сказал дядя Миша, – Спугнёшь его.

– Кого? – шёпотом спросила я.

– Вот дура, – выругался дворник, – Глухая что ли? Соловья!

Я прислушалась.

Сказать по правде, романтика птичьего пения, пусть даже и соловьиного во дворе обычного панельного дома, меня восхитила значительно меньше, чем сам дядя Миша, как жанр.

Я из очень интеллигентной рабоче-крестьянской семьи. Одновременно пользуюсь словами «отнюдь» и «нах#й». Но дядя Миша разрушил этот нехитрый образ за минуту. Просто небрежно смахнул его метлой с поверхности мироздания.

В замусоленной жилетке, со всклоченными волосами, грязных штанах и стоптанных ботинках на босу ногу, он, затаив вместо дыхания чудовищный перегар, слушает симфонию соловья…

«Истинное мужество – это любить жизнь, зная о ней всю правду». Кажется Довлатов.

Анна Гин  

× Пришло новое сообщение