Ненасытное чрево

Двадцати двухлетняя Анастасия, только недавно закончившая медучилище, устроилась работать медсестрой. Зарплаты, которую она там получала, не хватало даже на оплату съёмного жилья. Знакомые предложили ей место сиделки за больным человеком, и девушка с готовностью отправилась знакомиться с нанимателем.

Она приехала по указанному адресу, где её встретила пожилая, приятная, и видимо, очень состоятельная женщина.

- Добрый день. Я – Агния. – Представилась женщина, протягивая Насти свою морщинистую руку, украшенную золотыми перстнями.

- Анастасия, очень приятно. – Девушка заискивающе растянула узкие губы в улыбке.

- Я нанимаю Вас для присмотра над моей пожилой матерью, ей девяносто два года. Сейчас мне нужно уехать в Израиль к мужу, но мать я не могу взять с собой, а больше родственников в России у нас нет. Я её очень люблю, но мне просто необходимо вернуться в Израиль. Я оплачу ваш труд наперед, чтобы не связываться с переводами, а вы напишите мне расписку о получении денег. Надеюсь, что поскольку вы имеете медицинское образование, то сможете обеспечить мою мать высококлассным уходом. Мне известно, что вы снимаете квартиру ,и поэтому хочу предложить вам переехать сюда, чтобы сэкономить деньги. Также я оставлю вам солидную сумму на питание моей мамы. Покупайте ей всё самое свежее и хорошее, на этом не экономьте. Вы согласны?

Анастасия уверила пожилую женщину в том, что будет ухаживать за её матерью -Татьяной Геннадьевной, как за своей родной. Они быстро оформили все формальности, и девушка перевезла скромные пожитки ,заняла свою новую комнату.

Вечером Агния улетела в Израиль, а молодая девушка осталась в четырёхкомнатной квартире со своей подопечной и кучей денег, о которых она ещё вчера не посмела бы даже мечтать. Настя сварила безвкусную кашу и покормила ею больную женщину, которая была так стара и слаба, что большую часть времени спала.

Квартира была обставлена красивой раритетной мебелью, и девушка весь вечер рассматривала изысканный интерьер. Потом с любопытством стала перебирать книги, которые заняли целую стену в гостиной, так много их было, большинство из них были в тисненных золотых переплётах.

Неожиданно старуха зашевелилась и застонала и девушка, приподняв одеяло, с досадой обнаружила, что бабка вся мокрая. Подумав, Настя подсунула под неё простынь – ей не хотелось возиться с больной.

Прикрыв дверь, и больше не обращая внимания на свою подопечную, девушка уселась смотреть телевизор. Больная женщина начала громко стонать, а её сиделка сделала звук громче и злостно прошептала:

-Да пошла ты…. – её пьянило ощущение беспомощности той, за которую некому было заступиться.

Утром девушка умылась, заварила себе ароматный кофе и стала с аппетитом жевать вкусную колбасу. Запасов еды в холодильнике было достаточно. Девушка только начала привыкать к обилию деликатесов, которые раньше она себе не могла позволить.

После сытного завтрака, она развила кипятком «Доширак» и покормила им больную. Готовить для женщины Настя не имела никакого желания. Изборожденное глубокими морщинами лицо старухи скривилось и выражало недовольство и обиду. Сиделка сняла с бабки мокрую рубашку и сменила постель, но через полчаса больная снова была уже мокрая. Разозленная Настя закрыла квартиру молча ушла за покупками для себя, ведь теперь у неё были деньги на это.

Вернулась девушка с целой большой сумкой обновок. Платья, кофточки, юбки были изумительны, и ей захотелось, чтобы кто-нибудь увидел её в новых вещах.

Снова покормив Татьяну растворимой лапшой, Настя нарядилась, закрыла квартиру и поехала к подругам в общежитие. Девчонки долго дивились её дорогущей одежде, приобретенной в бутике, и тихо завидовали. А вечером все вместе они отправились на дискотеку. Настя вернулась домой только утром, часов в одиннадцать….

Её бесили изгаженные простыни, и девушка совершенно не желала стирать бельё. Решила просто складывать его в мешок и выбрасывать в мусоропровод.

«В шкафу навалом постельного белья. - Легкомысленно размышляла она. Перед дискотекой Настя успела сходить в салон, где ей нарастили длинные гелиевые ногти.- Не могу же я портить свой шикарный маникюр»

Насте начала безумно нравится её новая жизнь: шикарная квартира, трата денег на лево и на право. Вся комната уже была завалена новой дорогущей одеждой и бижутерией. Одно только раздражало девушку – имея всё это, ей приходилось ухаживать за немощной бабкой.

От «Доширака» у больной приключился запор, и она корчилась в коликах, а её сиделка зло комментировала происходящее:

- Ничего, потерпишь! Как раз простыней почти не осталось.

Вечером Настя вновь поехала к подружкам и там она познакомилась с парнем. Ей было так хорошо и приятно в его обществе, что домой совершенно не хотелось возвращаться. Была пятница, и ребята всей компанией собрались развлекаться.

Насте очень хотелось понравиться хоть чем-то своему новому другу. Внешность у неё была неказистая: тощая фигура, неприятные черты лица и редкие мышиного цвета волосы. Поэтому девушка весь вечер и ночь изображала из себя крутую. Сорила деньгами, покупая на всю компанию французское шампанское и фрукты.

Когда она, наконец, заявилась домой, Татьяна тихо стонала. Настя подсунула под неё тряпки и попыталась напоить кефиром, но старуха лишь обрыгала всю постель и новую кофточку сиделки.

Сильно обозлившись, Настя отхлестала по щекам бабку. В квартире стояла невыносимая вонь и, девушке захотелось всё бросить и бежать. Переодевшись, она сказала, обращаясь к своей измождённой подопечной:

- Я тебя проучу, коза старая.

Настя и не думала, не возвращаться, но вновь всё сложилось так, что девушка не пришла домой. Себя она утешала тем, что нет ничего страшного в том, что бабка немного поголодает, ведь некоторые люди даже лечатся голодом….

Через два дня, когда Настя вернулась в квартиру, то увидела, что старуха лежит тихо, будто в глубоком обмороке. Девушка испугалась ,и начала её трясти. Неожиданно Татьяна Геннадьевна распахнула мутные глаза и совершенно чётко сказала:

- Кая я тебя ненавижу, ты мучитель, а не человек. Я проклинаю твоё чрево, жри и давись. Будь свиньёй, ведь ты и есть свинья….

Больше она ничего не смогла произнести. Худое тело её затряслось, а блеклые глаза закатились, Настя хоть и была плохим медиком, но всё же поняла, что старуха умерла.

Девушка переодела мёртвую женщину во всё чистое , убрала в комнате и стала думать, как ей теперь быть:

«Старухе девяносто два, вряд ли её будут анатомировать, чтобы узнать о причине её смерти. И если даже и вскроют, я ведь её не травила, а что желудок пустой, так пусть ещё докажут, что это я её не кормила, может она сама не желала есть»

Настя позвонила Агнии в Израиль и сообщила, что Татьяна Геннадьевна умерла во сне, без мучений. И что они успели очень сильно привязаться друг к другу.

Нанимательница вскоре прилетела из Израиля, чтобы похоронить свою мать. Женщина поверила сиделки и решила, будто и правда Настя была последнее опорой и отдушиной для её матери. Агния решила отблагодарить добрую девушку и оформила на неё дарственную на квартиру….

Настя же зажила хорошо, теперь у неё было собственное жильё, да ещё и какое! В городе, как она всегда мечтала. Совесть, бывшую сиделку ни капли не мучила, наоборот, она считала – пожил, дай и другим пожить.

В скором времени что-то невероятное стало твориться с организмом девушки, она начала есть так много и так жадно, что её вес рос не по дням, а по часам. Врачи разводили руками и прописывали ей многочисленные диеты. Настя же была не в состоянии следить за своим питанием, она ела всё подряд, но чувство голода не проходило. Тогда девушка вспомнила слова, а точнее проклятие той бабки, которую она загубила. Девушка начала звонить и писать экстрасенсам и целителям, но только выбросила на их сеансы все деньги. Совсем отчаявшись, она даже сходила на могилку Татьяны Геннадьевны и поставила за неё свечку в церкви. Ночью же девушка проснулась от неприятного холода и увидела, что у кровати стоит сгорбленная фигура. Настя испугалась и попыталась закричать, но не смогла, ни одна часть тела её не слушалась.

Девушка, услышав тихий смех и знакомый голос, поняла, что это старуха пришла по её душу:

- Как я умирала в одиночестве и от голода, умрешь и ты. Будешь съедена собственным ненасытным чревом. – Произнёс призрак и исчез.

Парализованная девушка не могла кричать, она даже не смогла подвигать ногой, всё её тело стало, как чужое, только сердце истерично билось в груди. Из глаз Насти потекли слёзы, нет, это было не раскаяние, это была сильнейшая жалость к себе. Девушка провалилась в глубокий обморок, а очнувшись, поняла, что ужасно хочет есть. Желудок скручивало, а рот наполнился слюной, когда соседи сверху стали что-то готовить. Если бы Настя имела бы хоть одного близкого человека, который бы забеспокоился и пришел её навестить, она бы спаслась.

Она потеряла счёт времени и лёжа в кровати, поняла, что вся мокрая. Показалось ей или нет, но где-то рядом раздался удовлетворённый смех старухи. Во рту у Насти пересохло, сейчас бы она продала душу за глоток воды, если бы у неё эта душа была вовсе…

Девушка умерла в муках под тихий шёпот старухи:

- Мне одной так скучно, составь же мне кампанию….

1
× Пришло новое сообщение