Домовой

Эту историю я услышала, когда мне было восемь или девять лет. К нам в посёлок из деревни приезжала бабушка Луша. Моя мама познакомилась с ней совсем случайно. Она приехала к своей знакомой, а той не оказалось дома. Бабушка Лукерья была интересным человеком и прекрасным рассказчиком. Долгими летними вечерами мы собирались на крыльце, а она рассказывала разные истории из своей жизни, а ещё истории про оборотней, леших, домовых и русалок. Мы, дети, слушали её, разинув рты. Мама присоединялась к нам. О чём рассказывала бабушка Луша, я почти уже и не помню, а вот мамину историю запомнила. Может, потому, что она рассказывала её несколько раз, уже тогда, когда я выросла. Вот эта история.

Шел 1945 год. Моя мама, пробыв почти четыре года в немецком плену, наконец-то была свободной. После разгрома немцев она потихоньку добиралась домой. Надо было как-то жить. Уже в Польше она устроилась на работу официанткой в офицерскую столовую. В ту пору ей едва исполнилось девятнадцать лет. Работая в столовой, она познакомилась с моим будущим отцом. Через какое-то время они поженились. Вскоре мама забеременела. Рожать решила у себя на родине, в Белоруссии. К тому времени её семья из деревни перебралась в город, купив там дом. Отец купил маме билет и посадил на поезд. И вот после недолгого путешествия мама наконец-то попала домой, в родную семью, с которой не виделась несколько лет. Встретили её с раскрытыми объятиями, так как все думали, что её уже нет в живых. Все плакали и с подозрением смотрели на мамин большой живот. Но когда узнали, что она замужем, да ещё за офицером, все успокоились. Была осень. В начале октября мама с трудом родила меня. В Германии мама заразилась малярией, которая своими приступами вымотала её до изнеможения. Маму постоянно трясло. Моя бабушка истопила печь и заставила маму лечь на лежанку, где она и спала. Я, естественно, была рядом с ней.

И вот, спустя две или три ночи, с мамой произошло такое, чему она не могла дать никакого объяснения.

Однажды ночью она проснулась от ужасного чувства, что её кто-то душит. Открыв глаза, она увидела большого лохматого кота, который устроился у неё на груди. Кот своим пушистым хвостом закрыл маме рот и нос. Маме не хватало воздуха, она задыхалась. Хотелось сбросить кота, но она не могла даже пошевелиться. Руки и ноги как будто кто-то сковал. Она скосила глаза в мою сторону, стараясь увидеть меня. Убедившись, что кот меня не тронул, она попыталась освободиться, но всё напрасно, кот упорно оставался лежать на маминой груди. Молитв мама не знала. Она просто мысленно стала просить помощи у Бога. Через какое-то время кот, недовольно фыркнув, освободил мамину грудь и исчез. Мама облегчённо вздохнула.

Утром мама рассказала своей матери, моей бабушке, что с ней произошло ночью. Бабушка поахала, поахала и сказала, чтобы мама перебиралась спать на кровать. Так и поступили. Ночью мама снова проснулась от необъяснимого жуткого страха. Она опять задыхалась, воздуха не хватало. Всё тело опять было как скованное. Кричать она тоже не могла. Открыв глаза, она увидела своего родного младшего брата, который стоял возле её кровати. Одна его нога в огромном сапоге давила на грудь мамы. У мамы от страха зашевелились на голове волосы. Брат смотрел на маму и улыбался. Мама снова стала мысленно просить помощи у Бога. Брат недовольно посмотрел на маму и исчез.

Утром мама в слезах стала рассказывать матери, что с ней произошло. Та перекрестилась и сказала, что она чем-то не понравилась их Домовому, вот он и приходит по ночам то в образе кота, то в образе её брата, пугая её. Подумав ещё немного, бабушка сказала маме, чтобы та выучила молитву "Отче Наш". И ещё сказала, если появится Домовой, спросить у него: "К худу или добру?" Мама уже боялась ложиться спать. Меня забрала к себе бабушка. Мама легла на кровать, но долго не могла от страха уснуть. Наконец сон всё-таки сморил её. Домовой не заставил себя долго ждать. Он явился в образе кота и, устроившись на груди у мамы, стал снова её душить. Проснувшись от того, что опять нечем было дышать, мама вновь увидела лохматого кота. Он смотрел на неё горящими глазами, и маме казалось, что он нагло ухмыляется. Мама начала читать молитву, которую выучила днём. Кот, недовольно зафыркав, стал подниматься. Мама еле успела у него спросить мысленно, как учила её мать: "К худу или добру?" Кот зло посмотрел на неё и, фыркнув что-то вроде "Хор-р-р!", как казалось маме, исчез. После этого Домовой больше маму не беспокоил. Бабушка сказала маме, что всё будет хорошо. Вскоре за мамой приехал мой отец и увёз нас домой, обратно в Польшу, где он служил.

Вот такую историю я услышала в детстве от своей мамы, а теперь донесла до вас. Есть Домовой, нет Домового - не могу утверждать. Но я думаю, что есть, а это уже другая история, которая произошла со мной лично.

5
Эх, меня тоже пугал домовой. Не так сильно, не душил, но по кровати прыгал, вечно шуршал, стучал, ходил по чердаку. И маму пугал, но сильнее. А сестру не трогает.
× Пришло новое сообщение