Кажется, я собиралась тут когда-то выкладывать творчество. Ну что ж, поехали. Принимаю критику и гнилые помидорки - очень давно не писала и не слишком довольна тем, что получилось. На фикбуке, кажется, читать удобнее, но ниже все равно полный текст.

https://ficbook.net/readfic/3711972


Ли



Имя Ли. Цифрой десять кончается,

и со мною прощается
память.
Разве это нормально? Ответь!
Многолик демон мой и скитается
без тебя, моя маленькая,
моя нежная Ли.

© Стимфония



Обычно здесь шумно. Но в этом, именно в этом кабинете стоит вялая тишина, от которой хочется закрыться и я говорю, говорю, говорю, не особо следя за тем, что говорю. Но сначала было трудно.

— Почему вы здесь?
— Я убил человека.
— Почему же вы здесь, а не в тюрьме?
Голос мягкий, вкрадчивый. У него нет других особенностей — ни акцента, ни картавости. Я слышу его, но абсолютно не воспринимаю тембр, интонации почти стерты, словно говорит не человек, а машина, единственная сущность которой — заставить говорить меня.
— Я не знаю.
Меня почти не волнует, почему. Это не имеет значения. Внешний мир стал теперь для меня чем-то абстрактным, существующим столь далеко, что никакого влияния на меня не имеет и иметь не может.
— Кого вы убили?
— Ли.
— Кто это?
Молчать тяжело, тишина повисает в воздухе и густым киселем собирается заползти в мои уши, и я закрываю их руками. Но мне нечего ответить.
— Где вы познакомились?
Мы не знакомились. Я столь четко понимаю это, что заданный мне вопрос не имеет смысла. Тишина давит.
— Как она выглядит?
Это смутный образ, а с моим собеседником мы играем в игру «четкий вопрос — четкий ответ».
— Маленькая…
— Блондинка или брюнетка?
— Я не знаю.
— Красивая?
— Очень.
Она не показалась бы красивой никому, кроме меня.
— Блондинка?
— Не знаю.
Она вся легкая — и смеется как маленький колокольчик.
— Что случилось?
— Я не знаю. Я просто убил ее.
— И теперь вам плохо?
Это единственный вопрос, на который мне хочется ответить, действительно, искренне хочется.
— Да.

Четкий вопрос и четкий ответ, и я не впадаю в описательность, но это «да» ни капли не отражает степени моего «плохо». Стив не дал мне покончить с собой, но кажется, отчасти это все же случилось. Наверное, поэтому я и здесь. Наверное, поэтому после беседы с доктором я отправляюсь снова в свою палату и мне что-то колют в руку. Так я засыпаю и просыпаюсь, так успокаивают меня, когда я чувствую, что на мои плечи снова опустилась вся тяжесть потери и того, что я сделал. Есть раны, от которых не оправляются. Как правило, мы наносим их себе сами.
Я редко понимаю это. Большую часть своего времени теперь я рыскаю в пустоте внутри себя и ищу там ее. Крупицы, что она оставила, уходя.
Ли не интересна политика.
Ли плевать на ссору в моем офисе.
Ли видела бабочку…

— Что случилось?
— Я не помню.
— Что случилось?
— Не помню.
— Что случилось?
— Я НЕ ЗНАЮ!

Я знаю. Я не хочу думать об этом. Меня рвет на части — я знаю, что Ли нет, но этого не может быть. И если я вспомню…

— Вы вспомните.
— Я не хочу.
— Вы понимаете, почему находитесь здесь?
— Нет.
— Вам не интересно?
— Нет.

Ли не говорит долго. Она сыплет короткими рваными предложениями, перескакивая с темы на тему. Ли поет. Стиву не нравится, как она поет.

— Кто это — Стив?
— Мой друг.
— Он был знаком с Ли?
— Да, они знакомы.
— Вы познакомили их?
— Нет.

Они знали друг друга задолго до меня. Кажется, в этом и кроется причина их взаимной неприязни. Стив не любит, когда Ли поет. Стиву не нравится, что я говорю о ней. Стива бесит то, что Ли — в каждом жесте моем, в каждом предложении и в каждом поступке. Стив ревнует меня к Ли.

— Что случилось?
— Я не знаю.
— Что. Случилось?

Он едва ли повышает голос, но эти слова раздирают мои многострадальные уши, словно в них засунули что-то раскаленное. Кисель тишины охлаждает их, но вместе с ней в меня проникает и нечто другое. Липкое, холодное, оно заполняет меня изнутри по самое горло и меня прорывает. Я говорю, говорю и говорю… Кажется, слова мои бессвязны, но мой собеседник кивает и записывает что-то, а после отправляет меня в палату с весьма довольным лицом.
А я не помню ни слова из того, что сказал, хоть и наблюдал за этим будто со стороны.

Ли любит темноту, Ли не вздрагивает, когда смотрит страшный фильм, Ли не боится умирать. Но едва я упоминаю Стива…

— Они поссорились?
— Нет.
— Он сделал ей что-то?
— Да.
— Что случилось?
— Я не знаю.
— Где сейчас Стив?
— Я не знаю.
— Он не приходит?
— Нет.
— А раньше приходил?
— Да.
— И Ли раньше приходила?
— Да.

Ли приходит всегда неожиданно. Часто она сталкивается со Стивом и мы с ним прощаемся — точнее, я прощаюсь с ним, не умея намекнуть по-другому. Стив ревнует меня к Ли. Стив ревнует, потому что я предпочитаю ему - её, Стив ревнует потому что хочет занимать все мое время.

— Почему вы так важны для Стива?
— Я не знаю.
— А он важен для вас?

Вкрадчивый голос, вкрадчивый — вот единственная его существующая особенность. Я никогда не думал о том, важен ли для меня Стив, пока меня не спросил вкрадчивый голос моего собеседника.

— Я ваш врач.

Я знаю, но я ведь не болен.

— Для вас важен Стив?
— Я не знаю.

Четкий вопрос — четкий ответ. Четче не получится. Стив мне нужен, но я никак не могу припомнить, зачем…

— Вам не хватает Стива сейчас?
— Мне не хватает Ли.

Без чего угодно, но я не мог обойтись без нее. Сейчас я стал припоминать, что она появилась в моей жизни позже Стива. И вытеснила его. Вот почему он ее не любил.
Что-то поменялось неуловимо сейчас, когда я понял, что Стив и правда, не навещает меня… С ним хотел поговорить доктор, но меня никто не навещал. Только он и мог прийти ко мне, но он не приходил.
Так было и тогда. Он не приходил, долго. А потом пришел. И Ли не стало. Ли не стало… Стив!

— Что произошло между вами и Стивом?
— Между мной и мной? Хах. Все прекрасно.
— Вы Стив?
— Да.
— Вы знаете, почему вы здесь?
— Потому что я убил эту сучку и теперь вы пытаетесь привести в порядок поехавшую крышу моего приятеля.
— Что с ним не так?
— Он ничего не понимает.
— Что ему нужно понять?
— Что Ли была его слабостью, а я его сила. Я прихожу, когда его пытаются обидеть, я всегда соображал лучше, но почему-то он возомнил себя хозяином нашей жизни.
— Нашей жизни?
— Он принимал неверные решения. А потом появилась она.
— И что произошло?
— Он отошел на второй план.
— А Ли вышла на первый?
— Так и было.
— И вы убили ее?
— Да.
— Как?
— Я не знаю.

Я слушаю этот диалог как сквозь вату. Так было всегда, когда приходил Стив или Ли — у меня исчезал свой собственный голос. Но раньше я не знал мнение Стива на этот счет. Не я, а Стив убил Ли, не я, а он в ответе за это!

— Вы сегодня спокойны.
— Да.
— Что-то случилось?
— Да.
— Что-то хорошее?

Я не отвечаю. Тишина больше не пугает меня. Меня больше ничто не пугает.

— Вы общались со Стивом?

Я не отвечаю.

— Я могу поговорить со Стивом?
— Нет.
— Почему?
— Я убил его.
— Как?
— Я не знаю.

Я и правда не знаю. Я не знаю, как можно любить одну часть своей души и ненавидеть вторую, будучи третьей. Но раз одна из них безнаказанно убила вторую, я вполне могу убить ее. Как мне это удалось?

— Я не знаю. Но меня это не волнует.

Меня вообще больше ничто не волнует. Ли нет и жить мне незачем. И Стива нет — мне больше никто не помешает. А доктор и так уже все обо мне понял.

26
Ауыауысквыыыр!! Привет! Давно тебя не видела.<br />
А мне понравилось, текст смог на время отвлечь от сранного меню популярной кафешки :D
О, интересно получилось) немного напрягло вначале, что доктор знал, что Ли - женского рода: &quot;Как она выглядит?&quot;. Также, на мой взгляд, лучше как-то переделать предпредпоследний абзац, читатели и так все сами поняли, им не надо разжевывать итоги. В целом, очень атмосферно, динамично, картинка перед глазами проносилась (что почти самое важное), читалось легко.
Ксения Мак, &quot;сранного&quot;? Где опечатка? XD
Ксения Мак, привет! Ну, я ж решила сюда только творчество выкладывать, а сама не пишу, вот и не захожу :) Спасибо :3 Вот на что мои рассказы годятся, отвлекать от сраного меню! :D Рисуешь менюшку? Бросай ее, пойдем комикс доделывать :)
Янчик Юкиева, спасибо. Очень, очень дельные замечания, последний абзац мне не нравится самой, а вот насчет пола - это я проворонила :)
× Пришло новое сообщение