СОН

Было бы забавно сейчас лечь спать, а проснуться в больнице, подключенным к аппарату. Куча проводов, врачи, незнакомые лица. Глаза режет как запущенный конъюнктивит или глаукома. В ушах тихий гул, как будто рядом что-то взорвалось или как, после посещения шумного гига. Во рту коты насрали. Конечности... Они вроде есть, но не особо чувствуется их наличие. Проходит минут 15, может быть меньше, может больше, пока приходишь в себя, не особо ощущаешь время. Вокруг все суетятся, аппарат запищал быстрее. Прибежала женщина, лет 40, но на вид все 50. Видно жизнь потрепала, много нервничала. Синючие мешки под красными заплаканными глазами. Подбегает к кушетке, падает на колени, впивается губами тебе в лоб. Рыдает, что-то говорит, но смысл не особо понятен. Приходят ещё какие-то люди. Цветы... Улыбки... Снова отключаешься.

Очухиваешься. Темно. Тихо. Медленно пикает аппарат. Гул в ушах почти стих. Спустя время и глаза начали видеть в полумраке. Приподнимаешься на локти, осматриваешься, видишь на соседней кушетке ту самую женщину, заснувшую в неудобной позе. Промелькнула мысль, что у неё утром будет болеть шея. Опускаешь ноги на пол. Прохрустелся шеей. Необычное, странное чувство. Снял с пальца какой-то кусок пластмассы с торчащим из него проводом. Отлепил от тела липучки. Попробовал подняться, но попытка встать не увенчалась успехом. Довольно долго мышцы не напрягались, и ты стал слишком слаб. Облокотившись на железную, скрипящую спинку койки всё-таки встаёшь, стараясь никого не разбудить. Перебираешь ногами по полу, упираясь на всё, что в темноте попадётся под руку. Тумбочка, раковина, дверная ручка... Открываешь дверь и вываливаешься из палаты. Вроде никого не потревожил. Слышно, как работает люминесцентная лампа. Видишь, как на столе приёмной облокотившись на руки, спит медсестра. Очевидно, что сегодня был тяжёлый день. Вспоминаешь все свои грязные фантазии, в голову лезут пошлые мысли, но сейчас не до них. Встаёшь, облокотившись на стену. Весь покрылся потом, тяжело дышишь. Еле слышно идёшь... нет, тащишься в сторону двери с зелёной табличкой ВЫХОД. Темно в глазах, резкий звук в ушах, упал, ударился.

В очередной раз, открыв глаза, чувствуешь боль в затылке. Сильно приложился. Снова, подключенный к аппаратам, но уже осознаёшь себя как человека, а не как кусок мяса. Понимаешь, что говорят люди вокруг. В палату снова заходит та самая женщина и садится на твою кушетку. Называет тебя не твоим именем. Её слёзы текут по старым морщинам, беглая улыбка, растерянный взгляд. Из недолгого разговора с женщиной становится ясно, это конец, но из её уст это звучало, как начало новой жизни. Парадокс. Она твоя мать, а ты некоторое длительное время лежал в коме. Всё, что с тобой было — всего лишь сон. Это были не твои родители, не твои друзья, не твоя вторая половина... Если у тебя всё это было. Худшего исхода нельзя было придумать. В голове тысячи, нет, миллион мыслей, лежишь как парализованный, дыхание перехватило. В горле ком, что сказать ничего не можешь. Даёшь понять, что плохо себя чувствуешь, просишь оставить тебя в покое, пока не придёшь в себя. Новоиспеченная мать удаляется, а ты уже думаешь, как прекратить это, подобное кругам ада, испытание.

Сегодня и сейчас. Самые долгие минуты моей жизни. Всех жизней – этой и прошлой. Никогда время не было столь эластичным, как жевательная резинка, и никогда не тянулось так, унылым метрономом отмеряющее секунды. Никогда так долго... ни перед экзаменами, ни перед первой встречей с новым человеком, с которым, вроде бы как, планировал провести своё ближайшее будущее. Вечер. Ты как на иголках. Голова туго забита обрывками мыслей, накопленных за день, и не оставляющих места для новых. Скользкими щупальцами опутывает сон, я борюсь. За сегодня - это последний обход пациентов нашего крыла - ставшего моим адом и, одновременно, моим домом. Как же долго тянется время...

Перед уходом медсестра включила кварцевую лампу. Ни разу не видел. Светилась приятным фиолетовым мягким цветом. Обычно головы накрывают полотенцем, наверно, чтобы не облучить, но тебе это скоро станет совсем не нужным. Комната освещена, и можно разглядеть, что возле одной из коек стоят костыли. Что ж, это лучше, чем ничего. Хватаешь их и швыряешь в окно палаты. Отлично, оно разбивается, но времени слишком мало, пока сбегутся медсёстры. Глаза широко открыты, а сердце бешено колотится, что готово выпрыгнуть из груди и разбрызгивать с каждым сокращением кровь по палате. Жадно хватаешь осколок с пола и режешь себе горло, сбоку, где сонная артерия. Хах, в своей старой жизни ты бы на такое не пошёл. Густая, красная кровь брызнула на пол. Ты падаешь, фонтан из горла, хлюпающие смешные звуки. Последнее, что ты увидел, это было лицо медсестры, перекошенное ужасом. Ты умираешь. И попадаешь обратно в свою жизнь. Открываешь глаза в своей квартире, в которой уснул.

3
× Пришло новое сообщение