— Y O U.


Если ты снег, я губами тебя ловлю. 

Здесь по идее должно было быть "люблю". 

Я не хочу. Это слово в осадке бросает в дрожь. 

Я тебя - взять в квадрате. В уме умножь.


Когда моё сердце было готово полностью заледенеть, пришёл Он и растопил лёд, окутавший его. Ворвался, словно ураган в мою приоткрытую комнату, и перевернул внутри всё вверх дном, подняв запыленные чувства в воздух.
Как Он мог, подлец?!
Столько лет эта пыль укладывалась на стены, полки шкафов, пол и подоконники, а Он за какие-то пару дней заставил тут всё дрожать и избавил каждый уголок от пыли. Не удивительно, ведь, как оказалось, у Него аллергия на пыль, а Он собрался остаться тут, и, кажется, надолго, неслыханная наглость! Пришёл, как к себе домой, сел в моё кресло и закурил у окна. Нет, этот тип мне определённо не нравится.
Но, признаюсь, с Его появлением наконец-то дали отопление, стало теплее даже с открытым настежь балконом; цветы перестали увядать, несмотря на то, что забывала поливать их; да и света стало больше. Комната будто ожила с Его приходом и смеялась вместе со мной над Его шутками за 300, 200 и даже 500. А Он всё сидел, пил кофе, а то и чего покрепче - коньяк или виски, например, курил свои сигареты, выпуская дым, и смотрел на меня своими до ненависти очаровательными глазами, и всё шутил. Казалось, у Него нескончаемый запас этих самых шуточек или историй. Он сам казался нескончаемым. А ещё сильным и властным с жёстким взглядом. Но откуда промелькнула эта нежность в Его глазах? Или мне показалось?
Комната преобразилась, будто в неё новые жильцы заехали и ремонт сделали, но всё что на самом деле изменилось так это то, что Он заставил меня наконец-то улыбаться вновь и выгнал все страхи прочь. Не знаю, как Ему это удалось, правда, не знаю, но удалось. Он смог изгнать самые страшные кошмары из моих снов, смог вселить уверенность, что всегда рядом, из-за чего я больше не боюсь темноты, потому что представляю, как Он держит меня за руку, и на самом деле держал. А Его прикосновения… они заставляли кружиться эти стены и чувствовать себя маленькой влюблённой девчонкой. Но что это? Он ведь совсем мне не нравится.
Мне не нравится Он, но нравится Его взгляд, как курит сигарету, заставляя её кончик гореть огненно-рыжим огоньком, а затем тлеть, как выпускает дым из лёгких, как что-нибудь рассказывает, как потирает ладони, да даже как стакан держит с янтарной жидкостью, нравится. И то, как по-хозяйски пришёл сюда и сделал так, что я не особо сопротивлялась Его появлению. Нравится Его прямолинейность, серьёзность, непоколебимость – всё это Ему к лицу - ну да, подлецу всё к лицу - и заставляет вскипать кровь в моём теле, будоражит фантазию, вызывает аритмию и затрудняет дыхание, делая его тяжёлым, но именно всё это даёт мне понять, что я жива. Жива снова и внутри меня не морозы, а круглое лето с этими самыми бабочками, чёрт возьми! А эта нежность? Мне казалось, её больше нет, но оказывается, она просто спала, укрытая слоем пыли и теперь рвётся наружу. Рвётся к Нему. Если бы я могла высыпать все свои чувства, Он, наверняка, уже бежал бы отсюда. Такое их количество пугало меня саму. Нет, Он не из пугливых, далеко не из таких, но нормальному человеку вряд ли понравится такой переизбыток чувств. А нормальный ли Он? Слышала, что псих. Но эта Его сторона спит здесь крепким сном и пусть спит. Здесь нечему её будить. Мне нравится, когда Он спокоен, расслаблен и полон идей. Нравится.
Но я никогда бы не призналась Ему в этом вслух, пусть говорят мои глаза, моё сердцебиение, руки, губы. Пусть Он чувствует это, а не слышит. Если я и могу уместить всё это в слова, то их будет немного, всего одно – Postscriptum.

Sofia Karlberg - Crazy in Love
03:11
4
× Пришло новое сообщение