проведено 107 456 розыгрышей
Следующий через 17 минут

Последние победители



Графиня Элизабет Батори. Биография кровавой леди.
Трансильвания издревле слыла колыбелью вампиров. Взять того же кровавого графа Дракулу, про которого написан не один десяток книг и снят не один десяток фильмов. Нет ничего странного, что как раз тут появилась и страшная женщина, по праву завоевавшая прозвище графини Дракула. Элизабет Батори приносило невероятное удовольствие мучить людей. И ей это удавалось весьма неплохо.
Показать полностью..
Элизабет Батори появилась на свет в 1560 г. в крайне состоятельной семье, среди её представителей было достаточно много героических воинов, почитаемых священников и великих правителей. Двоюродный брат Элизабет – Стефан – получил признание в роли отважного воина, сделался властелином Трансильвании, а потом королем Польши.
Знатные семьи того периода занимались кровосмесительством, отчего среди новых потомков начал регулярно встречаться брак. К примеру, дядя Элизабет Батори являлся чернокнижником, тетка - лесбиянкой, известной к тому же суровыми садистскими склонностями. Родной брат Элизабет превратился в развратника и алкоголика. В семье часто рождались умалишенные и опасные безумцы.
Эпилепсия и психические расстройства не обошли стороной и молодую графиню. Хотя одновременно с необычными наклонностями ей удавалось оставаться сообразительной девочкой и старательной ученицей. Ей ничего не приходилось объяснять по два раза, Элизабет Батори очень выделялась на фоне остальных дочерей аристократических семейств грамотностью и интеллектом. В свои 15 Элизабет Батори легко говорила на трех иностранных языках, когда же сам властитель Трансильвании с трудом мог читать.
Элизабет с рождения понимала, что родовитым девушкам можно абсолютно все, поэтому без зазрения совести применяла своё высокое положение ради развлечения. Она обожала наказывать плетью служанок, а в порыве злости легко избивала их чуть ли не до потери сознания. Наблюдение за тем, как кровь сочится из только что нанесенной раны, ввергало молодую садистку в состояние глубочайшего удовольствия. Едва приступив к своим жутким потехам, кровавая графиня стала вести дневник, где подробно излагала все свои действия.
Поначалу родители не разрешали маленькой графине выходить в своих выходках за определенные рамки. Однако с 15 лет эти ограничения отменили, весной 1575 г. Элизабет Батори вышла замуж за Ф. Надашди, хозяина неисчислимых наследственных имений и прославленного полководца, проявившего себя в нескончаемой войне против Османской империи. Он обрел прозвище «черного витязя Венгрии».
Графиня Элизабет Батори подарила ему четверых детей, однако даже материнство ни на каплю не уменьшило её жестокости. Кровавая графиня, как и раньше, останавливала свой выбор на нечеловеческих садистских игрищах вместо спокойных и безмятежных хобби представительниц ее общества.
Сперва Батори не заходила дальше щипков и пощечин. Очень редко она могла ударить работницу дубинкой. Со временем издевательство над женщинами начало становиться более неистовым – она прокалывала им разные части тела иголками: губы, руки, груди. Этим жестоким выходкам Элизабет Батори предположительно выучила ее тетка, с которой они в тайне ото всех занимались любовью.
В эпоху жестокого XVI столетия такого плана увлечения аристократии фактически не являлись незаконными. Словацкие крестьяне считались абсолютными рабами своих венгерских хозяев, не имели права голоса и не надеялись на защиту правосудия. Можно было безо всяких разговоров «собирать» крепостных, жестоко наказывать, издеваться и приканчивать всех, кто хотел вырваться на волю.
Поняв, что Элизабет Батори не теряет своей жестокости, когда в замок приезжали гости, слуги норовили любыми способами не дать им покинуть территорию владения кровавой графини. Они украдкой портили кареты приезжих, прогоняли в поле их коней, а затем были не в силах их изловить и вернуть обратно. Правда такого рода хитрости выручали недолго. Камеры пыток располагались кроме основной резиденции Элизабет Батори ещё и в крепости Бецков, где она чуть было не убила женщину, поджигая ее лобковые волосы. Кроме того, одной из своих жертв графиня в приступе безумства разодрала лицо. Юные работницы Батори радовались, когда их наказание состояло лишь в том, чтобы раздеться донага и продолжать работать в таком виде.
В другом своем жутком фамильном имении, обладающем огромными винными погребами, Элизабет Батори организовала театр мук и страданий. Здесь над жертвами издевались очень продолжительное время, приканчивали медлительно, с чувством. Занятия кровавой графини поддерживали Ката Бенечко и её персональная служанка Д.Шантес по кличке Дорка. Среди всех мужчин к диким представлениям допускали только страшного инвалида и лилипута по кличке Фичко.
По словам соучастников преступлений Элизабет Батори, ее влечение к издевательствам и убийствам многократно выросло после горькой утраты собственного мужа. Батори завела себе любовницу среди работниц – А.Дарвулию. Собственно Дарвулия и пристрастила Элизабет Батори ещё к одному маниакальному хобби, вынуждая девушек зимой прислуживать в имении обнаженными, графиня выставляла их в таком виде на холод. Далее она распоряжалась окатить их ледяной водой и бросала умирать в форме обмерзших статуй.
В списке Элизабет Батори водились и «простые» наказания за незначительные или вообще вымышленные проступки. Когда кого-то из прислуги заподазривали в воровстве, то в наказание клали в ладонь раскаленную монету. Если была слабо выглажена хозяйская одежда, в лицо провинившейся отправлялся разгоряченный утюг. Кожу бедных работниц сдирали щипцами, пальцы резали ножницами.
Однако среди всех предметов пыток в фаворитах у кровавой графини были иглы. Она забивала их жертвам под ногти, спрашивая:
«Неужто больно, проклятая блудница? Тогда попробуй вынуть». Стоило замученной девушке попробовать вынуть иглы, графиня начинала ее лупить, далее она отсекала ей пальцы. Погружаясь в состояние эйфории,Элизабет Батори сильно кусала жертв зубами, отдирая шматки кожи с груди и рук.
По рекомендации все той же Дарвулии, кровавая графиня приступила к сбору молодых бедных девственниц, гибель которых никак не могла создать ей проблемы с правосудием. На первых порах отыскивать живых игрушек для своих жестоких развлечений было сравнительно нетрудно: крестьяне погрязли в безнадежной бедности, многие даже с радостью продавали собственных дочек. Эти люди всей душой надеялись, что в богатом замке их чадам будет житься намного проще.
В 1606 г. Дарвулия заболела эпилепсией и быстро скончалась. Элизабет Батори решила смягчить боль утраты вместе с новой возлюбленной, Эжси Майоровой. Она не относилась к представителям голубых кровей, покойный муж её был крестьянином. Разумеется, девушка не питала симпатий к членам богатых семей. Любовница уболтала кровавую графиню начать мучить помимо бедных девушек ещё и дочерей мелкопоместных дворян. Согласившись на столь необдуманный поступок, Элизабет Батори поставила на себе крест. Однако тогда её ничего не волновало. Единственным нерешенным вопросом для неё была проблема избавления от массы трупов. Несмотря на то, что официально к увлечениям графини нельзя было «придраться», какие слухи поползут в народе о ней?
Ведь мертвых тел после каждого кровавого сеанса только прибавлялось, а стареющей на глазах Элизабет было жутко тяжело устраивать многочисленным жертвам похороны со всеми почестями. Их предавали земле без церемоний, церковь стала подозревать недоброе.
Лишь в ужасе перед деньгами и силой Элизабет Батори священники безмолвствовали. Однако в итоге преподобный Майорош, исповедник мертвого мужа кровавой графини, назвал ее с кафедры зверем и страшным душегубом. Элизабет Батори смогла своим давлением закрыть ему рот. Тогда ещё один священник Паретройс незамедлительно накинулся на садистку с очередью яростных разоблачений и отказался отпевать жертв Батори. Аналогичным образом повел себя преподобный Паникенуш. Графине пришлось своими собственными руками разрезать тела на куски и погребать в поле. Нередко покойников скидывали в реки, где их находили рыболовы.
Распространилась молва, будто бы в окрестностях завелся оборотень, но затем стало ясно, что это ерунда и нечисть совершенно не при чем. Пара девушек смогла удрать из лап безумной маньячки, именно они поведали миру о ее ненормальных развлечениях.
Зимой 1609 по предложению Майоровой Элизабет Батори позвала в свой замок два с половиной десятка дочерей мелких дворян, дабы дать им «последний курс светских манер». Для кое-кого из них такой «курс» был последним событием в жизни. Они скончались во время истязаний глубоко в подземелье. Теперь кровавой графине просто не удалось выйти сухой из воды. Она на скорую руку сочинила небылицу о том, что одна девушек ни с того ни с сего сошла с ума и, забив нескольких приглашенных, совершила самоубийство. Подобная история казалась абсолютно нереальной, однако представители знати опять поверили Элизабет Батори на слово.
Безумные кровавые ритуалы продолжились. Как свидетельствовали затем помощницы графини, однажды у её комнаты на полу обнаружили так много крови, что пришлось закидать все углем, в противном случае нельзя было бы пройти. А когда очередная обреченная на суровые пытки девушка потеряла жизнь быстрее положенного, расстроенная графиня с унынием сделала запись в дневнике: «Бедная, она была чрезвычайно слабой...».
Все подходит к концу. Безумная деятельность кровавой графини являлась слишком дорогостоящей. В результате ее казна иссякла. В 1607 г. Батори продала замок Девено, а ещё через три года она заложила и Бецков. Перепуганные россказнями о предъявлении обвинения в колдовстве (это заставило бы графиню расстаться со всем своим имуществом, отдав его церкви), родные Элизабет Батори начали искать помощи у графа Тужо в расследовании злодеяний сумасшедшей убийцы. Началось расследование.
Тужо лично разговаривал с Элизабет Батори. Он пытался узнать, откуда взялись девять покойников, которых обнаружили в подземелье имения. Графиня ответила, что несомненно замученные и избитые девушки скончались от неизвестного заболевания. Их быстро похоронили, дабы не позволить распространиться инфекции. Бесспорно, графиня врала. Поговорив с близкими Элизабет, Тужо собрался втихомолку отправить ее в монастырь. Однако его опередил венгерский парламент, выдвинувший кровавой графине обвинение в смертоубийствах.
В Братиславе завязались особые парламентские слушания. 28 декабря 1610 Тужо персонально организовал в замке Кахтице обыск, в процессе которого нашел исковерканные останки работницы. В комнате Элизабетнаходились ещё 2 мертвых человека. Не принимая во внимание всю серьезность своего положения, графиня продолжала садистский оргии. Так её поймали с поличным.
Первый судебный процесс начался 2 января 1611 г. Семнадцать очевидцев поведали о жестокостях Элизабет в своих владениях. Дорка созналась, что принимала участие в 36 убийствах, у Фичко было на одного человека больше...
Другой процесс состоялся 7 января. На нем давали показания тринадцать очевидцев. Обвиняемую же на заседание вовсе не пригласили. «Славная фамилия Батори, укрепившаяся на поле боя, не может быть замарана постыдными преступлениями этой бестии», - сказал граф Тужо и вместо личных свидетельств Элизабет вручил суду ее дневник, детально рассказывающий обо всех 650 жертвах.
В процессе суда вскрылся тот факт, что у кровавой графини была ещё одна помощница, однако никто не знал кто она такая. Женщина приходила на казни в мужских одеждах и звала себя Стефаном. Каждый раз, когда она приходила, пытки проистекали с двойной силой. Есть версия, что этой женщиной была тетка Элизабет. Однако подтвердить данное предположение не смог никто и она не была наказана.
7 января 1611 суд огласил окончательный вердикт. Дорка и ещё одна из соучастниц должны были быть убиты в адских страданиях. Было решено вырвать им пальцы горячими щипцами, после чего предать преступниц огню. Лилипута Фичко также послали на костер, однако ему перед этим благородно отрубили голову. Ката легко отделалась и не была казнена, так как суд не отыскал реальных улик ее причастия к злодеяниям.
Для основной и самой страшной преступницы – кровавой Элизабет Батори – граф Тужо избрал наиболее утонченную казнь.
Графиню замуровали в собственной комнате в крепости Кахтице, сделав при этом небольшую дыру для передачи еды. Здесь Элизабет Батори держалась более трех лет. Наконец ей позволили составить завещание и огласить последнюю волю. Через несколько недель кто-то из охранников решил взглянуть на знаменитую кровавую графиню. Он заглянул в дыру в стене, но его взору предстало лишь раскинувшееся на полу мертвое тело.
Рассказывают, что теперь по ночам из страшного замка раздаются иступленные стоны, откликающиеся эхом по всему району. Местное население верит – это стоны старой графини, которая уже много веков не в состоянии обрести покой раз и навсегда.
1
× Пришло новое сообщение