Родился 16 января в Швеции.
Интроверт, застенчинвый, очень тихий, депрессивный, меланхоличный и даже шизофреничный. Он плохо сходился с людьми, проводил большую часть времени в одиночестве в своей комнате и его депрессия продолжалась. Трудно сказать, мог ли кто-нибудь что-то сделать для него. Большинство людей и даже члены групп отмечали, что Дэд не был человеком, которого было легко понять.
Показать полностью.. Дэд говорил, что будучи ребенком, стоял фактически на пороге Смерти, потому что сон его был настолько глубок, что лицо начинало синеть. Он говорил, что уже хотел умереть в возрасте трех лет. Когда он спал, никто не мог разбудить его, возможно потому, что он был в состоянии между глубоким сном и потерей сознания.
Дэд описывал как-то опыт, который может быть назван "присмертным": "Как-то нечно необычное случилось со мной. У меня было внутреннее кровотечение, и его причину не могли увидеть на рентгене. Я продолжал терять кровь и наконец в сердце ее не осталось, и вены почти были обескровлены. С медицинской точки зрения, я был мертв. В этот момент, когда я упал (в дверь, как я выяснил позже), я увидел все в странном голубом цвете - она была прозрачна, и за один момент все стало голубым, и что-то белое и горячее окружило меня... Я позже спрашивал об этих цветах того, кто несколько раз был при смерти, и узнал гораздо больше о "сверхъестественном", что было у меня. Он сказал, что я дошел до первого "уровня" ветки мира, которая имеет голубой цвет. Земной уровень имеет черный цвет. После идет серый, который очень близок к земному. Следующий шаг - голубой, и когда он становится все ярче и переходит в белый - это уровень, куда не допускаются смертные существа. Если смертный сумеет достигнуть его, он больше не смертный, и не сможет вернуться на Землю. До белого уровня - он продожается цветами, с которых я уже ничего не знаю, только духи и крутые маги могут перемещаться туда. Я понял, что белый уровень, на который я зашел не зная об этом, был миром мертвых, и я фактически умер".
Дэд не считал себя человеком. Он понимал себя как создание другого мира. Он был увлечен Смертью, умиранием, Тьмой и другими мирами. Он рассказывал, что часто имел видения, в которых кровь в его венах замерзала и он умирал. Это была причина, по которой он взял себе имя "Дэд" ("Мертвец").
Дэд имел странное, для нормальных людей, поведение. Он закапывал части одежды на месяцы в землю и приносил их на концерты Mayhem, где надевал сгнившую одежду. С новыми членами и интересом Дэда к Смерти, атмосфера музыки существенно изменилась. Слова ушли от "мясной" и "расчленительской" темы и темами песен стали Сатанизм, Тьма, Смерть, депрессия и Зло в целом.
Норвежская блэк-металлическая сцена нашла душу. Дэд был одной из первых фигур на сцене. На выступлениях Mayhem Дэд наносил себе раны. После шоу в Сарпсборге Дэд сказал:
"...если говорить, какие еще эффекты мы используем на представлениях, - я наношу себе раны. Иногда мне интересно посмотреть на реакцию людей, которые смотрят на мою кровь, льющуюся потоком, но это не единственная причина. Я люблю резать, обычно я режу себя. Жаль, что я не могу делать это чаще... "
Знакомые об Олине:
"Он (Дэд) не был парнем, которого можно было хорошо узнать. Я думаю, что даже ребята из Mayhem не знали его. С ним было трудно сблизиться. Я встречался с ним всего шесть или семь раз, последний — за две недели до смерти. У него было много пугающих идей. Помню, Орсет [Орсет, а также Евронимус и Хеллхамммер - другие участники Mayhem] сказал, что у него нет чувства юмора. Оно было, но очень мрачное. Не думаю, что ему нравилось жить в этом мире."
"В свободное время Олин рисовал, читал, писал письма или же просто сидел один в комнате, все больше и больше погружаясь в депрессию."

8 апреля 1991 года Олин совершил самоубийство в своей комнате. Сначала он вскрыл себе вены, а потом выстрелил в голову из дробовика. Оружие, предположительно, принадлежало Орсету. Евронимус в это время поехал за продуктами в Осло, а Хеллхаммер навещал родителей. За день до этого к Олину пришел знакомый, и они долго говорили о смерти и суициде. Хеллхаммер вспоминает, что после этого разговора «…Дэд выглядел очень веселым, насколько это было возможно для его угрюмой физиономии». Вернувшись из города, Орсет обнаружил, что дверь заперта, а единственного ключа нет на месте. Решив проникнуть в дом через окно, Евронимус полез в комнату Дэда. Там он увидел Олина, полулежащим на кровати, с изрезанными руками и дробовиком на коленях. Олин оставил предсмертную записку, гласившую «Sorry for all the blood». Впрочем, Хеллхаммер утверждает, что Олин также написал там, почему он воспользовался дробовиком — нож оказался слишком тупым.
1
× Пришло новое сообщение