Японский университет - рассказ из первых рук.


Дверь в лекционный зал открывается, и, по усвоенному годами стереотипу, я вздрагиваю. Четыре года в МГИМО приучили к тому, что за десять минут до конца лекции может войти только куратор курса, «наше маленькое гестапо». Сейчас будет облава на прогульщиков и ритуальное жертвоприношение грозному богу Деканату.

Кураторы у нас были из бывших работников госбезопасности. Один преподаватель не без гордости говорил, что с нашим куратором познакомился еще в Тунисе (ладно не в Касабланке) по линии ГБ двадцать лет тому назад, и что раз уж мы «ведомственный вуз», то все должны быть окружены заботой и вниманием органов. Наш диспетчер, суровая дама неопределенного возраста и пола, окружала нас заботой и вниманием в лучших традициях предыдущего места работы: пропуск занятия карался, как измена Родине. Поэтому по звуку открываемой двери задние ряды просыпались и принимали умное и политически грамотное выражение лиц.

Привычка принимать умное выражение лица со мной осталась и в Японии, но здесь она оказалась без надобности. Вдруг оказалось, что мне доверяют. Мое образование – моя ответственность. Дверь открывается, и в зал спокойно входит коллега-студент, чтобы хотя бы в последние 10 минут лекции приобщиться к глубинам и высотам теории международных отношений.

Я хотел бы сразу оговориться, что мой опыт учебы что в российском, что в японском университете, может сильно отличаться от вашего. Особенно это касается Японии, где каждый вуз сам себе указ, и единообразия мало. Поэтому не взыщите. Тем не менее, кое-какие общие выводы в сравнении я сделать могу. Выводы не совсем приятные для российского образования, но что есть, то есть. Тот маленький факт, что в рейтинге 100 лучших университетов мира, опубликованном «The Times», 5 японских вузов и ни одного российского, заставляет подозревать, что они что-то делают правильно, а мы нет.

Претензии к качеству бесплатного сыра не принимаются

Прежде чем вы понесетесь со всех ног столбить место в Токийском университете, вынужден вас предупредить об одном печальном обстоятельстве.

Бесплатного высшего образования в Японии нет. Ну, или почти нет, потому что я-то как раз пользуюсь им бесплатно. Но таких счастливчиков, как я (стипендиатов японского правительства), в год со всего мира набирается чуть больше сотни. На 2 880 000 студентов в 2011 году. Так что считайте меня статистической погрешностью.

Начнем с азов. Карьерная гонка в Японии начинается примерно с того момента, когда ты перестаешь ходить под себя. Чтобы в 6 лет поступить в хорошую начальную школу (начальное и среднее образование, по идее, бесплатное, но частные школы лучше, а там конкурс), нужно походить в хороший детский сад. После начальной школы (6 лет) нужно поступить в хорошую среднюю, после средней (3 года) – в высшую (также 3 года). Именно поступить: никто тебя автоматом не переведет. На каждом этапе идет настоящая бойня, достигающая кульминации при поступлении в университет (этот этап ласково называется 入学戦争, [ню:гаку сэнсо:] – «война за поступление»). Все это породило развитую сеть учреждений дополнительного образования – «дзюку» и, простите за выражение, «ёбико». Обычный японский школьник с утра учится в школе, потом у него «букацу» (внеклассная активность, клубы по интересам), потом он идет в дзюку, после чего возвращается домой делать уроки и спать.

Дзюку – очень дорогое удовольствие. Не посещающий дзюку школьник, как правило, проигрывает их постоянным клиентам, натасканным на тесты, поэтому даже бесплатное по форме среднее образование создает нагрузку в объеме 20% от среднего семейного бюджета. Это если в семье один ребенок, и если он ходит в бесплатную школу. Так, годовой курс в популярном «Кавай дзюку» (www.kawai-juku.ac.jp) для родителей старшеклассника будет стоить в районе 1 миллиона иен (400 000 рублей).

Одного дзюку не всегда достаточно

Пройдя этот этап, выпускник сдает экзамены. Они есть двух типов. Централизованный экзамен (местный ЕГЭ) и вступительные в университет. Для поступления в государственный вуз надо сдать оба экзамена, причем посредственные результаты на централизованном экзамене (90% и ниже) автоматически закрывают для абитуриента целый ряд топ-вузов. «Ну, теперь тебе только Тиба светит», – стандартная присказка. Тиба – провинциальный город к востоку от Токио. Университет Тибы – это, в переводе с местных реалий, что-то вроде Тверского государственного университета. Хорошо, но мало.

Все стремятся попасть в государственные вузы. Причин две. Первая: образование там качественнее, а диплом обеспечивает преимущество при трудоустройстве. Вторая причина – финансового толка. Государственные вузы получают дотации из бюджета, и обучение там в разы дешевле. Простой пример: 6 лет обучения на медицинском факультете Токийского университета стоит в районе 3,5 млн иен (1,3 млн рублей). 6 лет на аналогичном факультете частного университета средней руки Тохо стоит больше 30 млн иен. Почувствуйте разницу.

Поэтому абитуриенты со всей страны вступают в беспощадную борьбу за места в топовых государственных вузах. Кто не смог – раскошеливайся, если все еще хочешь закончить приличный университет, а не Международную академию магии и таро.


По идее, есть специальные стипендии и кредиты, но стипендии получают только самые выдающиеся и самые бедные студенты, даются они зачастую при условии возврата и не покрывают расходы полностью. Что до кредитов… Вчерашнему абитуриенту весьма затруднительно получить кредит в объеме, позволяющем купить неплохую квартиру, не правда ли?


Это создает некоторую «династийность» в образовании. Позволить себе заоблачную цену медицинского образования могут зачастую только дети врачей (врачи в Японии зарабатывают очень хорошо). Зато они очень мотивированы. Как сказал мой друг-медик Мицухико: «Если я завалю экзамен, мои родители меня убьют. 30 миллионов на ветер!».

Впрочем, самые блестящие абитуриенты, получившие на местном ЕГЭ больше 95%, поступают в государственные вузы и наслаждаются «недорогим» образованием, а также поддерживаются, в случае чего, стипендиями.


Бедных и бестолковых ждут маленькие частные университеты, но о них мы говорить не будем, тут ситуация везде одинаковая, и люди эти погоды не делают.

Концлагерь облегченного режима

Итак, вы прошли сквозь сито экзаменации, ограбили банк, чтобы заплатить за обучение, и попали в университет вашей мечты. Что вас там ждет?

Самая большая разница между российским и японским образованием заключается в уровне свободы. Расписания… нет вообще.


Для того чтобы получить диплом в моем университете, за четыре года нужно набрать 144 кредит-часа. Предмет, который идет в течение одного семестра один раз в неделю, при условии успешной сдачи дает 2 кредит-часа. Предметы выбираешь сам, но в каждой категории (общеобразовательные курсы, иностранные языки, частное право, публичное право и т.д.) нужно набрать определенный минимум. Плюс, есть полуобязательные базовые дисциплины. Так что расписание каждый себе создает сам, но одной теорией керамики и китайской средневековой литературой сыт не будешь.


Учебный год начинается в апреле с азартной игры «сам себе деканат». Каждый преподаватель устраивает пробный урок по своему предмету, пытаясь заманить на него студентов. Заманишь больше – получишь большую зарплату. Содержание курса и критерии оценки успеваемости каждый преподаватель устанавливает сам. Стандартный набор: 10% – посещаемость, 20% – мини-эссе по итогам лекции, 20% – среднесеместровый тест, 50% – итоговый экзамен. Оценки – по пятибалльной шкале: A (высший балл), B, C, D, F (несдача). Чтобы получить D (самая низкая оценка, дающая кредит-часы), нужно набрать 60%. То есть можно и не ходить на пары, но на свой страх и риск. 1% может не хватить.


Для получения диплома недостаточно только набрать минимум кредит-часов в нужных категориях. Твой средний балл должен быть не ниже 2 (максимум – 4, если у тебя A по всем дисциплинам). То есть на одних тройках не вылезешь. Экзамены только письменные, никаких билетов, вопросы по всему курсу. При подозрении на списывание (включая плагиат в курсовых) у тебя отбирают все заработанные за год кредит-часы, оставляют на второй год (на здоровье, только плати) или исключают. Поэтому, когда садишься сдавать экзамен, первым делом проверяешь, не написано ли что на парте и нет ли каких бумажек под ней. Разбираться не будут.

За исключением такого хардкора все очень приятно. Предметы себе, как уже было сказано, выбираешь сам. Всё работает исходя из предпосылки, что ты разумный мотивированный человек. То, что тебе нужно и интересно, ты выберешь самостоятельно. Препод-маньяк, предмет скучный? – не ходи. Ходишь – паши.

Это очень важное обстоятельство. Ты сам выбрал, следовательно, хочешь работать. С тебя и спрос. Поэтому академическая нагрузка велика: тесты, мини-эссе, доклады, курсовые (несколько в семестр). Добавляет проблем то, что преподаватели зачастую ведут специализированные курсы, по которым учебников нет. Не ходишь на лекции и не читаешь дополнительную литературу – вряд ли сдашь экзамен. Даже если сдашь, это – только половина оценки. В силу этого обстоятельства университет устанавливает годовой потолок кредит-часов: больше 50 (25 дисциплин) взять нельзя. Предполагается, что на большем количестве предметов нельзя должным образом сконцентрироваться.

Провал на экзамене – не катастрофа. Можно снова взять его через год. Но «неуд» уронит твой средний балл, а 2 кредит-часа будут потеряны впустую – они входят в лимит из 50, и их никто не вернет.


Вишенкой на торте – дедушка Гаусс, хорошо знакомый всем по последним выборам. Предполагается, что оценки в любой группе по любому предмету должны распределяться в виде того самого колокола Гаусса. На практике это означает, что все не могут получить высший балл: оценки относительны. За 100% берется лучший результат. Все, кто ниже 60% от чемпиона, «кушают топор» (получают «неуд»), даже если там по Эйнштейну сидит. Поэтому легкой прогулки не получается. Нужно не просто знать предмет, нужно лезть в правую часть графика статистического распределения.


Что в итоге

Еще раз отмечу, что в других вузах может быть по-другому. В университетах низкого уровня подобной скотобойни, скорее всего, нет. Я говорю о лучших вузах страны.


Так или иначе, забитая тестами и ориентированная на результат образовательная система Японии (то же самое наблюдается, кстати, и в других «конфуцианских» обществах – Корее, Китае и Сингапуре), создает жесткую конкуренцию и стимулирует желание учиться. С другой стороны, она убивает креативность. Либерализм в выборе предметов создает при этом ситуацию, при которой многие японцы зачастую проседают в том, что относится к «непрактичной» базовой эрудиции: философия, классическая литература, всемирная история, политическая и экономическая теория. В МГИМО эти вещи относились к обязательному «джентльменскому» набору: хочешь, не хочешь – учи и сдавай. Не уверен, впрочем, что все мои однокурсники назовут с разбега хотя бы пару диалогов Платона, но «питательный бульон» из очень эрудированных людей в МГИМО присутствовал. Здесь с этим сложнее.


Крайне печальная ситуация с иностранными языками. Всякий раз, когда японцы ссылаются на то, что азиатам сложно учить европейские языки, я тыкаю пальцем в Сингапур и Гонконг. Но это тема для отдельного разговора.


Так или иначе, система работает и есть о чем подумать.

3
× Пришло новое сообщение