Написала много текста. Может кому-то не лень будет это прочитать. 


Три часа ночи. Люблю именно это время. Тихо. Автомобильные заезженные магистрали устали после буднего трудового дня. Соседи сверху, кажется, наконец, устали выяснять отношения и теперь мирно посапывают. Отец устал тыкать кнопками на пульте и теперь заснул прямо в кресле, под которое постоянно закатывались бутылки из-под пива, а мама… Мама еще не вернулась со свидания, но когда она придет домой, уставшая, отец опять будет с ней выяснять отношения, грозить разводом. Но это будет потом. А сейчас - тихо.


Мой рейс отходит через три часа, а я уже готовая сижу на чемоданах и жду такси. Родители не знают о моем путешествии, уверена, они были бы против. Но я работала все лето и накопила на маленькое личное путешествие. В свои 22 года я нигде не была дальше своего дома, работы и магазина. В провинциальном городке все друг друга знают. Мама уже давно изменяет папе, и весь город об этом осведомлен, но он все твердит, что это не правда. Как же громко они ругаются!
Я зашла в туалет, чтобы помыть руки, но отец, кажется, проснулся и стал тарабанить в дверь:
- Ну и где твоя мать шляется, а? – он бил кулаком в дверь, кричал что-то несуразное про маму и, срыгнув на пол, упал под дверь и заснул.

Тихонько выходя из квартиры, я чуть было не задавила чемоданом кошку, которая уже давно живет под нашими дверьми. На лестничной площадке я встретила лишь Семена Петровича, интеллигентного человека, бездомного и потерянного. Он спал на полу, близко прислонясь к батарее, и бормотал что-то нечленораздельное…
В самолете я расслабилась: музыка и облака были будто созданы друг для друга. Стюардессы и стюарды ходили взад-вперед, предлагая напитки и закуски. Я сидела ближе к окну и делала вид, что меня интересует только небо, а вот мои соседям, которые сидели справа от меня, повезло меньше в этом плане. Они словно облепили их напускной радостью и фальшивой заботой.

За 12 часов перелета я была выжита как лимон. Уже был вечер, поэтому такси было словить куда проще. За окном была все та же кутерьма, суета сует. В большом городе никогда не бывает тихо. В отеле я сразу заснула.
Новый день встретил меня живыми красками и приятной тишиной. Вчера в темноте я даже и не заметила, как красиво было у меня в номере. Всюду были свежие цветы и растения. На нежно-белом потолке возвышалась хрустальная люстра, а стены, желто-кремовые, были увешаны всякими картинами. Кровать, на которой я спала, была огромна, с шелковыми простынями и метром в высоту.

Щелчок в двери вывел меня из транса и любопытного разглядывания всех этих творений искусства. Передо мной стоял англичанин приятной наружности с чемоданами. Увидев меня, он открыл было рот, потом смущенно стал искать свою карту-ключ и наконец, найдя ее, никак не мог понять, почему в его номере находится нечто, похожее на девушку. Извинившись перед честным коренным жителем Англии, я спустилась на первый этаж, где располагалась регистрация жильцов, удостоверилась, что они по ошибке выдали мне ключ от номера-люкса.

Мой же номер существенно отличался от всего того изящества, которое было в номере-люксе. Он был беден, без растений и всяких красивых картин, но выполнен в той же цветовой гамме.

Прошло несколько дней после моего побега. Я сижу в славном кафе, которое располагалось напротив моего отеля. 9 часов утра. Тихо. Люблю здесь завтракать. Вот пришел мой старый знакомый. Он в одно и то же время приходит завтракать сюда, как и я, сидит за противоположным столиком, иногда поглядывает на меня. Сегодня он опоздал, его каштановые волосы разлохмачены, рубашка застегнута не на все пуговицы, как обычно, пальто было пыльным, а шарф болтался где-то сзади. Он, прихрамывая, дошел до своего столика, посмотрел на меня, подметив, что я уже допиваю кофе, быстро подозвал к себе официанта. Я расплатилась и стала уже выходить на улицу. Было достаточно холодно, и я еще сильнее запахнула куртку.

Мир ушел из-под ног. Я лежала на асфальте и не могла встать: боль пронзила спину. Кто-то помог мне подняться. Подняв глаза, я увидела англичанина.

- Здесь очень скользко,- сказал он,- сам вот только что поскользнулся на ступеньках возле отеля. Нет, чтобы песком посыпать. Но все же такие занятые, им же все некогда!
Он бы еще долго ворчал на людей, которые не выполняют своей работы, если бы я не опешила и не перебила бы его:
-Как? Вы разве не англичанин? – спросила я, не ожидая услышать родной язык. Он тоже не ожидал такого вопроса, тем более от человека, который чуть не получил сотрясение.
- Нет. С чего вы взяли?
- Да так.…Показалось, наверное.

До сих пор не знаю, почему я подумала на него, что он англичанин. Наверное, мы не можем привыкнуть, что люди в наше время еще не потеряли что-то человеческое и вечное. Поэтому и награждаем их титулом «он не отсюда». Ведь нам кажется, что вот, где-то там, люди намного лучше.

Как оказалось позднее, он был очень схож во взглядах со мной. И гуляя по набережной или греясь у камина, мы с хохотом вспоминали те ступеньки.
3
× Пришло новое сообщение