Я буду говорить о Смерти, серфер. 

Вчера вечером я вышла на прогулку со своим Сутником. Мило беседовали, обсудили плюсы и  минусы превращения книг в игры на примере "Ведьмака", решили, что звезды все-таки кому-то нужны и выпили три упаковки йогурта "Чудо". А когда дошли до моего дома, оказалось, что перед подъездом стоит гроб. 


То есть, гроб лежит, стоит огромная красная крышка и крест. Спутник мой напрягся, посмотрел на меня. Ему явно не понравилось то, что он увидел - и то, что мне придется через это проходить. 


А я с удивлением обнаружила, что ничуть не поражена и вообще спокойно все это воспринимаю. Может, причиной тому то, что я видела проявления Смерти более страшные, чем гроб - ошметки мозга на асфальте производят несколько более гнетущее впечатление. Может, причиной тому было мое отсутствие страха Смерти - не знаю уж, для меня его никогда не существовало. Я боюсь боли, да, и не хочу умирать болезненно - в самой же Смерти не вижу ничего плохого. А может, и еще что - без понятия. 


И еще я поймала себя на мысли, что умершему можно позавидовать- у него была частная Смерть. Гроб, бабки-плакальщицы, место на кладбище. Многие донецкие ребята не получили и того. Они получили разметанные по земле куски собственного мяса и смрад гниения - убрать тела не получалось довольно долго. А потом их просто сбрасывали в яму и ровняли экскаватором. 

Я поймала себя на мысли, что вспоминаю множество других смертей - и эта кажется мне более чем сносной. 

И поняла, что война осталась со мной. Навсегда. Отпечаталась в сознании, застлала глаза - теперь все я пропускаю через призму войны, сравниваю жизнь "до" и жизнь "после". 

И поняла, что мне вряд ли удастся это когда-нибудь изменить. 

× Пришло новое сообщение