Иван Славинский родился в 1968-ом в Ленинграде. Как профессиональный художник работает уже около двадцати лет. Рисовать начал в детстве, дальнейшие навыки художника получал в художественной школе, что при Академии Художеств. Талант художника, надо полагать, перенял от отца Дмитрия Обозенко, который был известным в Ленинграде художником-баталистом.

В 1990-ом прошла первая выставка работ Ивана Славинского в Санкт-Петербурге в художественной галерее «Товарищество Свободных Художников». И зрители, и критики признали в художнике уникальный талант, после чего он сразу стал известным в городе на Неве. С тех пор его начали приглашать в различные галереи Москвы и за границей.

Далее Иван работал за рубежом, семь лет жил в Париже. Его полотна стали постоянным украшением частных коллекций Италии, Франции, Голландии. Во Франции, США, Германии, Великобритании, Италии и Голландии его считают одним из самых лучших российских художников.

Начальная цена картин Ивана Славинского – 20 тысяч долларов. В его работах многие замечают одновременно что-то от Врубеля, Дега и Петрова-Водкина. За такую мощную «смесь» многие готовы платить большие деньги. Некоторые критики размышляют о нем, прилично ли называть художника гением при жизни.

Сам Иван рассказывает о своей художественной истории… Начинал он не в Товариществе свободных художников, а на, так называемой, панели. Было это у Катькиного садика. Сами художники продавали свои работы. С раннего утра приходили, как на рыбалку, чтобы «рыбное» место занять, картины вывесить. А вскоре пошел сух, что всех выгонят, если не стать членом Товарищества свободных художников. Никто тогда и не ведал, что это. Но Иван решил вступить в товарищество, чтобы не бегать от милиционеров…

В отношении художественной учебы…С Академией у него не вышло. Однако, в то время там преподавал его отец — ленинградский художник-баталист. И Иван много чему научился у него. Тому поспособствовали большие заказы военных картин. Отец всегда относился критично к работе сына. Почти никогда не хвалил. Но позже стал доверять дописывать что-то на своих работах. В тот самый момент Иван понял, что уже и сам что-то может писать.

Писал Иван в мастерской отца. Тот его своеобразно учил. Подойдет подправит. Спросит, понял ли его сын. Тот кивнет. И в этот момент отец все стирает: «Пиши!»

Во Францию Иван Славинский попал в 1993 году. Поехал только посмотреть на четыре дня. Но дней этих не хватало. Был тогда Новый год. Cильно погуляли. Первые пару дней Иван пролежал, с ужасом размышляя, что так ничего не успею посмотреть. Потом все собрались ехать назад. А Иван повстречал своего будущего приятеля, русского гида, сказавшего ему: «Зачем тебе с головной болью ходить по Парижу? Давай, поменяем билеты». И он с просроченной визой остался в Париже.

Новый друг показал все те места, которые с его точки зрения надо было посмотреть. А в итоге пригласил жить к себе, чтобы не переплачивать за отель. Он снимал с своей подружкой крохотную клетушку 2х2. Но зато вид был на Эйфелеву башню. Там было крохотное окошечко. Но глядя в него сразу понимал, что находишься в Париже.

Иван в Париже был со своей первой женой. Вчетвером в том помещении было очень тесно. Выход нашли на соседней стройке. Сколотили там нары. В связи с этим осталась масса воспоминаний.

Вскоре Иван купил краски, уселся в уголке и начал что-то писать. Далее нашел галерею, где русская девушка занималась реализацией картин, напсианных в России. Оказалось, что девушка знает его фамилию, видела его работы в галерее на Невском. И Иван написал ей небольшую коллекцию. С первого аукциона заработались деньги. К тому моменту первоначальные деньги подиссякли. Питалась пара разными консервами..

Иван пытался писать в разных направлениях. Но, как оказалось, французам очень сложно такое понять. Если художник писал в разной манере, то это, и их представлении, должно быть хотя растянуто во времени. В итоге зародился псевдоним Марина Иванова. Так его первую жену звали. Но в галерее не хотели взять работы мифического автора.

Иван сказал – вот вам автор, показывая на жену. То были работы нового направления, и, на некотором этапе картины Марины Ивановой немного затмили работы Ивана Славинского. Иван даже завидовал сам себе. Говорил: «Машка, посмотри, какая ты стала известная!» Едкие знакомы художники дали Ивану кличку Слива, объединив тем самым фамилии Славинский и Иванова.

За полтора года проживания во Франции визу у Ивана ни кто так и спросил. Он даже сумел купить себе машину и поставить на учет, не имев ни каких документов.

Он объясняет успех в этом своей способностью говорить. Его принимали за парижанина. Плюс, французы очень наивны. Если у Ивана спрашивали документы, то он говорил, что виза уже кончилась, и документы сейчас оформляются. Так некоторое время и прожил с истекшей четырехдневной туристической визой.

Но чуть позже рассекретили, на таможенном пункте. Сутки во французском КПЗ. В итоге, пришлось вернуться в Россию. Но в кармане уже было приглашение во Францию. Далее все оформили как положено через консульство.

Ряд работ Ивана Славинского купили для Била Гейтса. Возможно. Не для самого Билла, но в их швейцарском офисе они точно есть… Также, его работы есть у известного гонщика формулы-1 Шумахера.

Копий со своих картин Иван не делает. Считаю, что надо всегда двигаться вперед. Не понимает художников, завешавших стены дома своими картинами. У Ивана было несколько своих картин, которые он считал гениальными, но он их продавал. Лишь оставил себе их в сознании как картины, к уровню которых надо стремиться. А потом, через год, когда он их увидел, то подумал, что как-то слабенькие они. А если бы висела перед глазами, то сильно тормозила бы..

Картины Иван не любит дарить. Не потому что жалко. Просто не любит подстраиваться под зрителя. А ведь если даришь, то надо, чтобы человек испытывал положительные эмоции, то есть писать под него…

На вопрос чем бы он еще мог зарабатывать в жизни Иван ответил, что машины чинить, детей играть в теннис.

И Машины мог бы чинить. Это запросто. Ну и еще, наверное, учить детей играть в теннис.

На вопрос как Иван ищет модели для картин он ответил, что у него изначально есть образ в уме, и ему для портрета нужна именно такая девушка. На улице пригласить не получается, так как боятся. В итоге, нанимает профессионалов. Отбирает по фотографиям. Но в итоге решает все пластика. Есть красивые, но не пластичные, не убедительные. Одни садятся сразу так, что картина готова, с другими – часами приходится выискивать удачные пластичные позы. И важно, чтобы человек не был закомплексован. Художники всегда писали обнаженную натуру. И не хочется тратить час на убеждение модели раздеться…

Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
Иван Славинский
13
× Пришло новое сообщение