Гитарист.

В пасмурное дождливое утро, когда огромное количество людей спешило: кто на работу, кто на учебу, один человек, сидя на краю тротуара, спокойно играл на гитаре. Удивительно, но эта тихая мелодия умудрилась затронуть сердце каждого, кто ее слышал и множество людей замирало не в силах просто пройти мимо, не дав себе возможности насладиться этой музыкой. Грустные и серьезные мины сменялись одухотворенными лицами, а грузные шаги превращались в невидимый, легкий танец. Время шло, а музыка все продолжала течь из-под тонких, длинных пальцев гитариста, даже когда солнце уже село и некому было ее слушать.

Сырая ночь сменила дождливый день. Музыкант посмотрел на раскрытый чехол для гитары, лежавший напротив него, и решил посчитать сколько денег ему пожертвовали прохожие. — 4622 рубля — задумчиво произнес музыкант — художник должен быть голодным.

Его услышали два человека, чьи головы были наделены удивительным свойством не пропускать в себя мысли. Одного из них звали Кислый, а другого Саня.

— Эй! Дай полтос на пивас! — нагло воскликнул Саня

— Эм... Да, без проблем. — ответил музыкант, надеясь избежать драки, и протянул им 50 рублей. Страх начал приводить его в ступор. Он не часто сталкивался с таким ситуациями и совершенно не понимал, что делать. От этого непонимания он боялся еще больше. Боялся сделать что-то не так.

— А 100 рублей дашь?

— Ну… Ок. — неуверенно ответил музыкант

— А 1000 дашь, а?

— Вы уже наглеете, народ. — ответил музыкант обреченно, но денег не дал. Страх слегка подкашивал ноги, но в душе еще теплилась надежда, что они остановятся и уйдут.

— Че ты сказал? Мы борзые? — риторически спросил Саня

— Нет, я не…

— Ты сам только что сказал, что мы борзые, так?

— Послушай… — хотел начать защищаться музыкант, но был прерван сильным ударом в челюсть. Адреналин приглушил боль. В глазах двоится. Все мысли из головы пропали.

— Ну как? — улыбнувшись сказал Саня. Это полностью обезоружило музыканта. «Что значит «как»? Мы деремся или что? Может он передумал? Может с ним можно поговорить». Эти мысли в голове промелькнули у него в голове за доли секунды. Саня ударил еще раз. У музыканта закружилась голова и начало двоиться в глазах, и он облокотился на стену.

— Будешь еще со мной так разговаривать?

Музыкант молчал, опустив голову, пытаясь прийти в себя.

Саня дал ему унизительную пощечину и громко засмеялся низким голосом. Тем временем Кислый набивал свои карманы деньгами. Музыканту уже было плевать. Он просто ждал, когда эта экзекуция закончится. Из него будто выкачали все эмоции. Но его глаза залились гневом, когда он увидел, как Саня тянет свою руку к гитаре. Не осознавая, что он делает, музыкант двинул по бритой голове ногой. Нос вмялся в череп, зубы искривились и их осколки влетели вглубь рта, тело шлепнулось в лужу, медленно окрашивая ее в красный цвет. Из десны бил узкий фонтанчик крови, и невнятный, жалостливый вопль раздался по всей улице.

Кислый ужаснувшись вытащил раскладную дубинку и с криком бросился на музыканта. Точным ударом по лицу первый прибил к стене второго. После серии быстрых, хотя и неуклюжих, атак музыкант упал на тротуар, продолжая терпеть удары ногами. Заливающиеся слезами глаза гопника, который еще несколько секунд назад был хищником в этой ситуации и боязливый взгляд музыканта, который еще несколько секунд назад создавал шедевр, пересеклись снова. Гнев прошел. Тело музыканта снова заполнила пустота.

Кто-то остановил Кислого, схватив его за руку. Быстрый и точный удар в горло поставил Кислого на колени, заставляя откашливаться. Кислый убежал, бросив своего товарища.

Спустя пол часа этот загадочный мужчина сказал музыканту:

— Ты молодец, но не стоило оно того. Ты же мог умереть.

— Ты тоже мог.

— Я защищал человека, а не гитару. Отдал бы и все дела.

— Мог бы я тогда считать себя мужчиной, если не смог защитить своего самого верного друга.

— Гитара - твой друг?

— Во время голода она кормила меня, во время страданий она утешала меня, во время… ну ты понял.

— Это всего лишь музыкальный инструмент. Он ничего сам не делает.

— В любом случает, с этой гитарой связано слишком многое, чтобы я ее просто так отдал.

— Всего лишь ностальгия.

— В будущем, это все что у меня останется.

— Ага, если Альцгеймер не даст о себе знать.

— Надеюсь, к моей старости эту болезнь научатся лечить. Удачи!

— Удачи!

Музыкант направился к автобусной остановке.
1
× Пришло новое сообщение