Перевернутый самолет Гийоме в Андах. 1930 год. 


И снова цитата из "Планеты людей":


"Позже ты нам рассказал, как все это случилось. Двое суток бесновалась
метель, чилийские склоны Анд утопали под пятиметровым слоем снега, видимости
не было никакой - и летчики американской авиакомпании повернули назад. А ты
все-таки вылетел, ты искал просвет в сером небе. Вскоре на юге ты нашел эту
ловушку, вышел из облаков - они кончались на высоте шести тысяч метров, и
над ними поднимались лишь немногие вершины, а ты достиг шести с половиной
тысяч - и взял курс на Аргентину.
Странное и тягостное чувство охватывает пилота, которому случится
попасть в нисходящее воздушное течение. Мотор работает - и все равно
проваливаешься. Вздергиваешь самолет на дыбы, стараясь снова набрать высоту,
но он теряет скорость и силу, и все-таки проваливаешься. Опасаясь, что
слишком круто задрал нос, отдаешь ручку, предоставляешь воздушному потоку
снести тебя в сторону, ищешь поддержки у какого-нибудь хребта, который
служит ветру трамплином, - и по-прежнему проваливаешься. Кажется, само небо
падает. Словно ты захвачен какой-то вселенской катастрофой. От нее негде
укрыться. Тщетно поворачиваешь назад, туда, где еще совсем недавно воздух
был прочной, надежной опорой. Опереться больше не на что. Все разваливается,
весь мир рушится, и неудержимо сползаешь вниз, а навстречу медленно
поднимается облачная муть, окутывает тебя и поглощает.
- Я потерял высоту и даже не сразу понял, что к чему, - рассказывал ты.
- Кажется, будто облака неподвижны, но это потому, что они все время
меняются и перестраиваются на одном и том же уровне, и вдруг над ними -
нисходящие потоки. Непонятные вещи творятся там, в горах. А какие
громоздились облака!..
- Вдруг машина ухнула вниз, я невольно выпустил рукоятку и вцепился в
сиденье, чтоб меня не выбросило из кабины. Трясло так, что ремни врезались
мне в плечи и чуть не лопнули. А тут еще стекла залепило снегом, приборы
перестали показывать горизонт, и я кубарем скатился с шести тысяч метров до
трех с половиной.
Тут я увидел под собой черное плоское пространство, оно помогло мне
выровнять самолет. Это было горное озеро Лагуна Диаманте. Я знал, что оно
лежит в глубокой котловине и одна ее сторона - вулкан Маипу - поднимается на
шесть тысяч девятьсот метров. Хоть я и вырвался из облачности, меня все еще
слепили снежные вихри, и, попытайся я уйти от озера, я непременно разбился
бы о каменные стены котловины. Я кружил и кружил над ним на высоте тридцати
метров, пока не кончилось горючее. Два часа крутился, как цирковая лошадь на
арене. Потом сел - и перевернулся. Выбрался из-под машины, но буря сбила
меня с ног. Поднялся - опять сбило. Пришлось залезть под кабину, выкопать
яму в снегу и там укрыться. Я обложился со всех сторон мешками с почтой и
высидел так двое суток.
А потом буря утихла, и я пошел. Я шел пять дней и четыре ночи."

× Пришло новое сообщение