Проведено 171 344 розыгрышей
Следующий через 13 минут

Последние победители



   Стеклянная гладь океанической безмятежности померкла, когда в ней проступили субтильные контуры земли. Эта земля – конечный пункт моего плавания, в какую сторону света не направил бы паруса, и чем упорнее от неё отдаляюсь, тем неистовее шторма, пригоняющие меня обратно. Пожизненно связан с ней узами родового проклятия. Шагну в объятья расплывчатых берегов, влекомый пронзительной тягой вскипающих воспоминаний. Вернулся домой, хотя никогда отсюда не уходил.

   Зона обманчивых парадоксов. Континент нераскрытых загадок. Территория зеркальных проекций. Локация эфирных метафор и астральной символики. Прожил здесь всю жизнь, но никогда здесь не бывал. Рассматривал эти места каждый день своей жизни, но никогда – своими глазами. Искатель сокровищ, которые сам здесь закопал. Археолог погибших культур, зодчим которых когда-то был. Реконструктор рукотворных памятников, от которых, будучи вандалом, оставлял обугленные груды осколков. Шпион, идущий по собственному следу. Создатель этих земель и их исследователь, их абориген и первооткрыватель, гость и властитель, уроженец и чужак. На этой земле нет мне названия, ибо не могу обозначить себя тем, чего не обрёл. На этой земле уязвим и беззащитен; единственное моё оружие здесь – свежевыкованный, ещё совсем хрупкий, незакалённый и незаточенный аметистовый клинок.

   Этот неизведанный материк формировался на моих глазах. Созерцал его первозданную чистоту, был свидетелем его демиургической прорисовки. Видел, как стихийные инструменты тысячелетий выковывали его замысловатый ландшафт; как триумфально возносились гордые скалы из губительной черноты пропастей, как расползались язвы болотных трясин в мёртвой почве обездвиженных пустошей, как раскалившиеся вулканы исторгали клокочущую ярость на поросли цветущих полей, как сотрясались всхлипами тревожных землетрясений ссутулившиеся холмы, как в прозрачных озёрах сверкали первые проблески жизни, как иссыхали и перегнивали вековые дебри дремучих лесов, как проседали и наливались слезами бездонных морей очерствевшие лица прожжённых пустынь.

   Теперь эти горы затерялись в баррикадах грозовых облаков, воды слились с поволокой непроницаемого тумана, чащи покрылись сумрачным одеялом полярной ночи. Мне не пригодится зрение в слепом путешествии наощупь; память – мой поводырь. Выбросил все карты, ибо рисовал их, чтобы заблудиться; компас мне не помощник, ибо приплатил мастеру, чтобы тот изготовил брак; вектор часовой стрелки – не указ здешним законам природы. Не знаю, куда иду, потому что знаю, куда должен идти. Каждый встреченный на пути когтистый утёс или пятнистая полоса джунглей для меня открытие, хотя, закрыв глаза, вижу каждый их дюйм. Каждое ущелье, плодоносный сад или лента быстротечной реки предстаёт передо мной впервые, хотя их образы тысячи раз бледными всполохами высвечивались из мглы моих сновидений. Прокладываю тропы меж фрагментов забытых пейзажей. 

   Часть этой земли всегда во мне, а часть меня в ней, но мы разъединены. Мне не разгадать её тайну, пока вновь не сольюсь с нею в синтетической целостности; пока не почувствую кожей её подземные течения так же отчётливо, как собственное дыхание; пока моё сердце не забьётся в унисон с её тектоническим пульсом. Ищу оборванную нить нашего симбиоза. Разгадываю подсказки в колыбельной одинокого бриза и шипящем пении морских пучин; улавливаю скрытые знаки в сырых лепестках облаков на заре и разверстых оскалах холодных пещер; флейта птичьей трели и аромат пряной пыльцы доносят до меня сакральный шифр – здесь всё имеет особый смысл.

   Местная фауна – сонм мутировавших фантомов, коренное население – кавалькада обескровленных призраков. Их лица не пугают меня – каждый из них рос на моих глазах, с каждым когда-то были спутниками, каждого знаю так, как не знают друг друга близнецы. Их силуэты вырисовываются в утренней дымке один за другим, тихо проплывают вдалеке... Манят за собой. Безликий отшельник в чёрной маске и капюшоне; мстительный изувер с расчётной книгой в одной руке и отравленным стилетом в другой; искусный охотник за бьющимися сердцами; беспробудный пропойца, прячущий от мира своё лицо в чаше, наполненной жгучим страданием и дистиллированной жалостью; алчный делец, скупающий за бесценок стрелы Купидона и узы верности; человек-хамелеон, которого не существует без его среды; скоморох, скрывающий за белоснежной улыбкой змеиный язык; самозабвенный в своём восхищении жизнью танцор, экстатически отдающийся на волю ритмов вселенской гармонии и баланса; виртуозный заклинатель с анемичным лицом и погасшим взглядом, способный устоять на ногах лишь опираясь на хоровод пресмыкающихся марионеток; архитектор футуристических грёз, заштриховывающий краски земной природы мазками инопланетного дизайна; необоримый гладиатор на арене онтологических полемик; калека, сломленный дух которого закован в шипованный доспех; художник, возложивший скрижали своих заповедей на алтарь красоты; менестрель, окутанный чеканно-бронзовым духом легенды; генерал тяжеловооружённых эпистемологических армад, бороздящих волны метафизических абстракций... С каждым из них однажды встречусь лицом к лицу, каждый из них преградит мне путь и подготовит для меня своё испытание. И каждый попытается завладеть мною.

   Всегда одинок в своих скитаниях – всякого, кто ступит на этот берег, рискую потерять; любого, кроме меня, эта земля отторгнет и выплюнет. Иные из них, несмотря ни на что, предупреждены о том, что задумал, и сейчас наблюдают за моими поисками с горизонта – пусть, лишь бы не двинулись по пятам. Стоит подать сигнал – придут на помощь, протянут руку и вернут к своей реальности... Нельзя. Упустив дорогу к сердцу континента сейчас, больше уже к ней не вернусь. А этот гиблый, дикий, необитаемый край – мой единственный дом. Существую только пока нахожусь здесь; здесь был рождён и здесь же обернусь прахом. 

Sádon & Treha Sektori – Elimination
05:56
46
3
У каждого свой Космос и свой Дом... Куда ни убегай, неизбежно встретишься со всеми своими монстрами и ухватишься за свои корни, т.к. чужие надолго не удержат...
Siddkhartkha, в данном случае скорее корни ухватились за меня.) Подрубить бы их, чтоб не мешались... Но лучше попробую в другую почву пересадить – глядишь, и вырастет там из них что-то более съедобное.

P. S. Вот за это особенно ценю такие абстрактно-аллегорические рассуждения – за то, что заплутав в какой-то момент в собственных шифрах и смыслах, начинаешь писать чисто интуитивно, весьма смутно при этом представляя, что имеешь в виду, а потом, перечитывая получившиеся строки, неожиданно находишь в них нечто такое, что тебе близко, хотя и не подразумевал этого в момент написания.
Amethyst Gladium, да, интуитивно можно многое "сболтнуть" )) с поэзией тоже так случается.
Siddkhartkha, это правда, пробовал и поэтическую форму. Хотя там интуитивный поток жёстко фильтруется требованиями к определённому ритму и созвучиям, но с другой стороны, эти требования создают и условия для зарождения чего-то нового, чего-то такого, до чего в прозе не додумался бы.
Amethyst Gladium, вот-вот, не зря же "в начале было Слово". Слова - одна из наиболее четких и внятных для нашего сознания систем, придающих импульсам и мыслям форму. Да и само наше мышление запрограммировано на слова. Конечно, их форма на многое влияет.
Siddkhartkha, интересно то, что, похоже, наше мышление развивается быстрее, чем система слов для его передачи. Ведь уже сейчас понятий куда больше, чем слов, подходящих по смыслу для их обозначения, и, хотя постоянно возникают новые термины и неологизмы, многие вещи можно описать только их комбинациями, причём по мере увеличения числа нюансов и оттенков того, что мы понимаем, усложняются и требуемые комбинации. Иногда гадаю, как скоро разница между темпом развития человеческих знаний и скоростью обогащения языка приведёт к той точке, за которой любая попытка изложить хотя бы часть новых знаний будет сродни попытке объяснить квантовую физику, пользуясь лексиконом трёхлетнего ребёнка. Хотя, возможно, к тому моменту технологический прогресс позволит разработать новые, более совершенные и пока недоступные нашей фантазии способы коммуникации. Эх, как же хочется дожить до тех времён и увидеть всё это воочию.)
Amethyst Gladium, мне тоже нередко кажется, что слова даже не то чтобы не поспевают за мыслями, а как-то угловато их передают. Не потому ли иногда та же картина, музыка могут сказать столько, что описать все услышанное/увиденное словами бывает практически невозможно... )
× Пришло новое сообщение