Проведено 172 466 розыгрышей
Следующий через 10 минут

Последние победители

Настройки поиска
Найдено 122 новостей

и ты — в своей бессовестной красе
и дерево — звенящее всем видом
вы богом пахнете, он в вас сидит, осен-
ний, тоненький, и я его не выдам

мне грустно, мне смешно, мне жарко в
глубине:
так все живут сейчас, внутри горЯ сердцами,
а ты внутри звенишь, что слышу я вполне

а ты мне говоришь: смотри, какой сентябрь!

я вижу золото, и город в нём стоит,
и люди в нём идут, идут в одних футболках,
бог времени живёт, наверно, в их набойках
тик по асфальту так тик так — он говорит

сентябрь — как июль, но пахнет волшебством
а ты мне говоришь, что счастье — состоянье
и я люблю тебя, и всё твоё сиянье,
и дерево, и ваш осенний божий звон

вдох — раскрывается сердце цветком каменным
выдох — щекочет бронхи драконье пламя
жаль, что в глаза мои
не вживлены камеры,
чтобы всё время снимать тебя крупным планом

как ты изящно живёшь своё настоящее,
как ты смеёшься, излечивая изломанное
жаль, что нутро у меня от древнего ящера:
не совместимо с новейшими технологиями

а красоту не зря называют силою,
если цветы прорастают сквозь искалеченность
я, как умею, стихами тебя фиксирую,
но волшебство невозможно увековечивать

не затянуло глаза мои чернотой ещё,
я наблюдаю твой сон, как священнодействие

утром скажу: ну здравствуй, моё чудесное
ты улыбнёшься: ну здравствуй, моё чудовище

О чувствах


Почему сложнее всего говорить о чувствах?
Никогда, никогда, наверное, не научусь так
управлять языком, который почти что сломан.

Выражать чудеса людским непослушным словом.

Почему сложнее всего говорить о чувствах?
Потому что каждое чувство и вправду — чудо.

Ведь откуда иначе во мне этот солнечный сад,
и бессонные птицы, и воздух бесстрашно синий,
и деревья, которые так щекотно болят,
и особенно этот вереск невыносимый?

Как мне высказать солнце, стучащее прямо в горле,
стоит мне коснуться плеча твоего голого?
Уж какие наречия тут, какие глаголы,
если натурально теряешь голову.

Я смотрю, как ты ставишь чайник, моешь посуду,
как рисуешь по хрупкой бумаге зелёным и жёлтым.

Как блестит на спине твоей утро эльфийским шёлком.

И внезапно во мне распахивается чудо.

Потому что — твой голос, шея, колени, плечи,
невозможные губы, смешливые светлые очи.

Я молчу, мне опять совсем не хватает речи.
А язык вообще как будто к зубам приколочен.

Очень жаль. Так хотелось всё это увековечить.

1

Ничего не бойся, крыльев не береги,
даже если тело — закуска для бабы яги,
ты содержишься в нём горячим алмазом света,
оттого тебя и боятся твои враги.

Это неуязвимость, о ней не в сказке сказать.
И несёшь ты её, как чушь — но терпи, казак.

...Пусть хохочут идущие сзади, сидящие сверху —
ни один из них не посмеет взглянуть в глаза.

Все тут — мелкие звери, все — хрупкие насеко...
Не жалей своих крыльев, лети-лети высоко.
Это если и больно, то точно не очень больно.
Пусть старуха с силком бежит за тобой босиком.

Ей вкусна твоя юность, настоянная на спирту.
Но когда тебе станет смешно до огня во рту,
ты поймёшь, какою всё было сплошной любовью,
до чего интересным свечением на лету.


Фото https://vk.com/id408119542

1
1

Галя


И сидела она, Галина ещё Иванна,

но уже, наверно, не Кузнецова,
и вертелось на языке у неё забытое слово.
Было тёплым оно, и носом она клевала,

и смотрела на руки свои морщинистые большие,
которые раньше всё время вязали, шили,
стирали, кого-нибудь гладили, что-то держали,
а теперь отдохнуть решили и просто лежали.

Бабушка нашей Галины застала царя Александра,
сынок тридцать с лишним лет уже спит в Афгане.
А сама она в какие только истории ни влезала,
но кому могла — всегда помогала.

Ну а теперь приходят к ней внуки, приносят тёплые апельсины,
и ешь как будто то самое солнце Узбекистана
в семьдесят третьем. И возвращаются силы,
и Галя совсем не сморщенная, не усталая.

Про стариков говорят, что они возвращаются в детство.
Вот и Галя сейчас, перед тем как на ночь переодеться,
неожиданно куда-то сама вернулась.
Смотрит-смотрит на руки свои и смеётся: Ну вас!

Слишком старые. Эта трясётся и эта трясётся.

И сидит Галя в кресле, и всё заливает солнце,
пятки тихо щекочет трава, пахнет белым хлебом,
и не помнит она, что вчера у неё болело,

где лежит половина пенсии и вязанье,
как зовут медсестру и мальчишку-соседа сверху.

Галя просто сидит посреди огромного белого света
и видит его, но уже не совсем глазами.

А она-то думала — будет и сын, и бабушка с Александром Третьим,
и Христос — высокий, с бородой по пояс.

А оказалось, что все здесь просто становятся этим спокойным светом.
Вот и она им стала, когда успокоилась.
6
1
Настройки поиска
× Пришло новое сообщение